Интерес подстегивает то, что никто в данный момент не может точно вообразить, где она будет к 30-летию своего существования. Вместе с тем, внедряемые реформы увеличивают число тех, кто хочет изучать историю страны более объективно, т.е. за рубежом. Именно в этот момент ощущается риск ее превращения из индустриальной державы в страну третьего мира.

Многие достижения выглядят ненавистными для нынешнего властного истеблишмента. Не ценят их уже и многие граждане. Позднесоветские атрибуты до сих пор живы, но как раз они приближают нас к передовым странам мира. Достижения в спорте и культуре, социальная защита, военно-промышленный комплекс, развитие IT и даже агросектора – все это является отголосками СССР. Провалы в свою очередь связаны с неумением элиты жить в соответствии с декларируемыми ими принципами рынка и демократии: экономика монополизирована, а власть – коррумпирована. Обобщить путь, пройденный государством, можно в трех аспектах.

66554
1) Социальная сфера. Современная Украина возникла на основе компромисса элиты и народа. Конституция была скроена по образцу передовых социал-демократических государств. После крушения социализма Украина так и не демонтировала трудовое и жилищное законодательство (по мнению Всемирного банка, на фоне ЕС наш КЗоТ не настолько и жесткий). В то же время она создала современную систему соцзащиты (субсидии, страхование от безработицы, пенсии). Было ратифицировано подавляющее число конвенций МОТ, чем не могут похвастаться многие другие страны. Существовала видимость соблюдения общественного договора, хотя уже в первые годы стало понятно, что олигархи не готовы наполнять казну. На деле многие положения оказались декларативны. Стало ясно, что наш уровень образования не хуже чем в Чехии или Прибалтике, а наши IT-специалисты ценятся во всем мире (о гуманитарных науках это сказать сложнее). На фоне многих стран Азии и Африки наше государство проявляет большую заботу о рядовых гражданах: относительная доступность образования, медицины и питания, резко отличают от нас от стран с аналогичным уровнем дохода. Отказавшись от темной стороны прогресса – ядерного потенциала и эксплуатации ЧАЭС – мы все же продолжили развивать свою космическую программу. И пускай нам удавалось чаще залетать в скандалы, чем летать в космос, но украинские ракетные технологии повышают наш статус и дают надежду на будущем. Возможно, мы достигли бы большего, если бы не соблазн развивать сырьевые отрасли.

2) Демократия. Пожалуй, ни одна страна региона не может похвалиться таким уровнем демократии, как наша. Чего стоит само разнообразие партий и карикатурные названия отдельных из них. В то же время говорить о кланах, которые эту систему реально контролировали пока все еще небезопасно. Тем не менее, возможности для выражения своего мнения отдельным гражданином были весьма широки. Хотя и это результат недоработки государства (например, отсутствие закона о мирных собраниях). «Разгул демократии» остановило и введение запредельных сумм за регистрацию новых партий. Как обращают внимание западные исследователи, наши политики были весьма чувствительны к голосу народа. Часто они слушали граждан, а не технократов из МВФ. При этом нам удавалось мирно решать противостояния национального масштаба. До событий 2013-2014 гг. нам не верилось, что Майдан может быть немирным. Вместе с тем, богатая история нашей стране оставляет массу поводов для размежевания – в зависимости от симпатий к тем или иным героям. Если в восприятии агрессивности России наблюдается консенсус, то по вопросу декоммунизации его заметно меньше. Большим минусом является то, что украинцы не использовали (и не используют сейчас) навыков демократизации экономики. Вовлечение в управление производством могло бы сдержать развитие коррупции и олигархизации. Потому приватизация прошла мимо наших граждан, хотя именно она определила новые правила игры.

3) Суверенитет. Украина заплатила большую цену за не присоединение ни к одному из политических блоков. В то же время она не утратила свою субъектность (как, допустим, Молдова). Оказавшись на периферии интеграционных процессов, наша страна пыталась вести самостоятельную политику. Свою роль играла и политика многовекторности, наиболее мастерски реализованная Леонидом Кучмой. Кто знает, возможно, и отказ Виктора Януковича в ноябре 2013 года от Ассоциации позволил выторговать позже более умеренные условия евроинтеграции. Путь мирного урегулирования на Донбассе сегодня по-разному видится Западом и Петром Порошенко. Украинцы привыкли надеяться сами на себя. Поэтому и на защиту страны все поднялись, не ожидая реакции влиятельных геополитических игроков. Сработала, видимо, установка на индивидуализм, привитая в 90-ые. Украинцы видят в армии защиту. Больше, чем в системе соцзащиты. Но военные и их семьи тоже нуждаются в поддержке государства (хотя новый проект Трудового кодекса наоборот сузит гарантии для военнослужащих).

Война на Востоке продлится еще длительное время, поскольку стороны не имеют явного технологического преимущества. Поражает, что увеличение затрат на оборону не привело к развитию военно-промышленного комплекса. Но мотивация украинских военнослужащих намного выше – они ведут освободительную войну и заставляют на практике уважать нормы международного права. Безусловно, наш суверенитет не был бы настолько сильным, если бы не закалялся постоянной конкуренцией с Россией. Удивительно, что многие из предложенных реформ социального (трудовой кодекс, монетизация льгот) и гражданского (ограничение свободы интернета) плана повторяют российские. Вступление в НАТО сузит суверенитет Украины и создаст новые риски, связанные с терроризмом. Подрывает независимость страны также политика дерегуляции и приватизации.

1440476466_4744ea70-4222-48ec-8ebb-e5e924358f9c_mw1024_s_n

Выводы

Резюмируя, многие достижения имеют знак минус: нереализованные реформы позволили сохранить основу стабильности и самобытности. Неолибералы во власти с иронией называют называют историю независимости попыткой «попыткой идти украинским путем». Но когда многие права станут историей, то сохранить единство страны и ее независимость можно будет только силой. Примечательно, что вначале независимости мы сравнивали себя с Францией, а сегодня – ориентируемся на Польшу, Румынию и Болгарию. На фоне многих европейских стран, открывшихся взору украинского туриста, мы действительно потеряли много времени. Сейчас ощущается большое желание избавиться от всего, ограничивающего частную инициативу. Но речь не идет о советском наследии, оно уже давно уничтожено в его прямом понимании. Власть идет по разбитым памятникам Ленина в наступление на атрибуты демократической Украины, такие как ранний пенсионный возраст, сильная защита профсоюзов, доступность здравоохранения. Для кого-то наша страна чрезмерно культурна и образованна (так считают те, чьи налоги бесследно растворяются в оффшорных юрисдикциях).

Бездумное внедрение рыночных реформ приведет к тому, что поводы для радости у нас будут все более скромными, а пиар власти – более изобретательным. Например, деиндустриализацию назовут оздоровлением экологии, а снижение зарплат – улучшением инвестклимата. Ради этого ли мы получали независимость? Независимость Украине нужна для того, чтобы реализовывать волю ее народа, а не прихоти западных или российских корпораций. Если Украина намерена сохранить независимость, то она должна создать сильную экономику за счет уничтожения олигархии.

Что нужно сделать прямо сейчас?

1. Прогрессивное налогообложение, как давно обосновали украинские ученые, увеличит уровень социального равенства.

2. Противодействие оффшоризации сделает возможным развитие конкуренции и устранит непрозрачность, которую используют криминальные структуры.

3. Повышение зарплат и уменьшение разрывов между ними – ключ к преодолению коррупции. Страна должна продолжить заложенный курс на построение социального государства, а не искать причины, чтобы сворачивать с него.

 

Виталий ДУДИН,
«Соціальний рух»

Залишити підпис за реєстрацію партії