В 1993 году я пришла работать на шахту в возрасте 19-ти лет. Сначала я работала поверховой сигналисткой и одновременно училась на профессию машиниста подъемной установки.Через год я начала работать по приобретенной специальности и работаю вот уже 23-и года. Как много всего изменилось и, к сожалению, в худшую сторону. На вопрос почему, я нашла ответ в журнале «Технополис» №4 за апрель 2015 года. Статья «Ветераны: взгляд сквозь время». Интервью с Мережевым Федором Константиновичем. Предлагаю выдержки.

«Федор Константинович был принят в штат технических инспекторов 1 декабря 1975 года, в те годы охраной труда занимались профсоюзы, они осуществляли госнадзор, выполняя одну из важнейших функций государства – сохранение жизни и здоровья человека. Структура отраслевого профсоюза была такова, что в области работали один-два инспектора, которые несли ответственность за состояние дел в охране труда во всей отрасли. Поэтому была полная самостоятельность и ответственность за принимаемые решения,которые могли повлиять на судьбу многих людей. К сожалению,нынешний инспектор этого лишен,поскольку над ним стоит масса руководителей различных рангов, что нивелирует самостоятельность и ответственность за принимаемые решения. В те времена,как и сейчас, основным принципом надзорной деятельности было создание безопасных и здоровых условий труда для работников.

Но, к сожалению, несчастных случаев было достаточно, и очень большое внимание уделялось их правильному расследованию. Грамотное расследование приводило к разработке мероприятий по устранению причин несчастного случая. И если эти мероприятия были правильно определены и выполнены, то вероятность повторения сводилась к минимуму. Заключение инспектора,сделанное в результате расследования,было обязательным к исполнению для администрации предприятия,и никто не мог это заключение изменить.

В конце 80-х годов тяжелые несчастные случаи инспекторами уже не расследовались, что сказалось на их профессиональном уровне и на качестве расследований. В 90-е годы были объединены два надзорных органа – техническая инспекция и Госгортехнадзор. Тогда и перестали уделять должное внимание расследованию несчастных случаев. Немаловажную роль сыграло и образование Фонда социального страхования от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний Украины и то факт,что эксперты Фонда стали участвовать в расследованиях. В связи с тем, что Фонд выплачивал материальную компенсацию пострадавшим, то естественно, что он заинтересован платить как можно меньше. Поменялось отношение к работающим и пострадавшим,наблюдается тенденция – поиск виновного в лице пострадавшего. А на практике всегда присутствуют нарушения со стороны работодателя.

Особенно подкосили авторитет и эффективность надзора принятие определенных законов. В первую очередь Закона Украины «Об основных принципах государственного надзора в сфере хозяйственной деятельности», который принципиально противоречит международному законодательству по охране труда, ратифицированному Украиной. По вышеуказанному Закону инспектор может прийти на предприятие с плановой проверкой раз в 5 лет (!), предупредив работодателя за 10 дней. О каком надзоре и тем более качестве может идти речь? Вызывает большие сомнения и эффективность нововведения последних лет – запрет эксплуатации оборудования только по решению суда. Государство,  представители которого принимают подобные документы, остается в стороне, тем самым давая понять,что государству надзор не нужен. А работник остается один на один со своими проблемами, в решении которых надзор помочь просто не в состоянии, по скольку на сегодня отсутствуют рычаги влияния.

Обеспечение безопасности работников – это ежедневный кропотливый труд работодателя, от которого он себя освободил из-за фактического отсутствия надзора. Будущее надзора зависит от заинтересованности в нем государства. Ведь жизнь показала, что «государево око» стоит не только на страже конституционного права граждан на безопасный труд, но и права на жизнь каждого из нас. От его деятельности зависит социальный покой страны и состояние экономики».​